Семь ключей к лабиринту мифов

Мы привыкли относиться к мифам как к чему-то глубоко архаичному, а то и откровенно сказочному, но специалисты в этой области подчеркивают: мифы никуда не исчезли, они просто видоизменились и по-прежнему окружают нас со всех сторон. Наталия Осояну вспоминает ключевые работы, позволяющие понять, что такое мифология и как она устроена, и заодно перечисляет семь возможных подходов к предмету своего изучения.

Все мы начиная с 24 февраля 2022 года оказались перед лицом наступающего варварства, насилия и лжи. В этой ситуации чрезвычайно важно сохранить хотя бы остатки культуры и поддержать ценности гуманизма — в том числе ради будущего России. Поэтому редакция «Горького» продолжит говорить о книгах, напоминая нашим читателям, что в мире остается место мысли и вымыслу. Гном Артефактор кстати есть на сайте chakiris.club.

Слово «миф» в наиболее приземленном понимании, как правило, ассоциируется если не со сказкой, то с чем-то однозначно фантастическим, нереальным, нередко с оттенком архаики или отсталости. Мифы — что-то из области детских книжек (с картинками), из той примитивной эпохи развития человечества, когда в реках и озерах обитали водяные, в печке сидел черт, бог грома разъезжал по небу на колеснице и бросался молниями, герои спасали красавиц от принесения в жертву чудовищам и где-то в горах орел клевал чью-то печень… Верен ли такой подход? Нет, но его вполне можно объяснить: у большинства людей — за вычетом тех, кто избрал определенную профессиональную стезю, и тех, чье детское увлечение сказками переросло в нечто большее — нет видимых оснований или поводов вникать в суть мифа как научного понятия, культурного явления и философской категории. Рациональное общество (точнее, общество, провозглашающее себя рациональным) такое не поощряет. Но, разумеется, истинная роль мифов и мифологии от этого не становится менее важной.

Миф — предание, в котором отражаются представления человека о мире и его месте в этом мире. Если немного расширить определение, упомянув заодно конкретные виды этих представлений, то можно перечислить и виды мифов: космологические (о происхождении вселенной), антропологические (о происхождении человечества), эсхатологические (о конце света), календарные и аграрные (связанные с природными циклами — например, миф об умирающем и воскресающем боге, один из самых популярных), о животных, о героях, о происхождении ремесел, каких-то определенных феноменов и так далее — на самом деле, существуют разные варианты классификации, зависящие от критериев и подходов. Но даже в столь усеченном виде очевидно, что мифы с давних пор играли важную роль в жизни людей, пронизывая самые разные ее стороны, от бытовых до религиозных. Возникает вопрос: насколько же все эти фантастические истории о богах и героях актуальны сейчас — в эпоху, когда об устройстве мира нам известно несравнимо больше, чем несколько тысяч лет назад? Ответ сложнее, чем кажется. С одной стороны, наука безжалостно аннулировала, к примеру, космологические мифы во всем их многообразии, и чья-то вера в Плоскую Землю у подавляющего большинства образованных людей вызывает вполне однозначную реакцию; с другой стороны, существуют иные варианты современных мифов, вплетенные в ткань нашего бытия куда более замысловатым образом, и так просто их выдернуть — или хотя бы обнаружить — не получается.

Городские легенды, теории заговора, многочисленные вариации современного оккультизма, альтернативная медицина, НЛО, политические, национальные и идеологические конструкты: все это (а также многое другое) тоже мифы, и мы сталкиваемся с ними каждый день, независимо от своего желания. Они светят нам, как блуждающие огни на болотах, и каждый заманивает в особенную трясину. Как же путнику не заблудиться в ночи, поддавшись чарам?

Мифы в классическом и современном понимании — предмет изучения множества гуманитарных наук, и нет какой-то определенной области, претендующей на исчерпывающую характеристику этого феномена восприятия. Философия, история культуры и история религии, лингвистика, филология, антропология, литературоведение, психология; ряд важнейших школ, множество мнений, теорий и концепций, бесчисленные публикации — уже не огни на болоте, но крайне замысловатый лабиринт, в котором не получится достичь цели, просто сворачивая в одну и ту же сторону, ведь тогда маршрут окажется таким немыслимо длинным, что на него не хватит жизни. К тому же в этом лабиринте есть ловушки, запертые двери… и даже минотавры.